ФЭНДОМ


Bookicon Об Обливионе
ID: 0001ACF3
Книга (Skyrim) 1
Вес: 1 Цена: 10 Gold Skyrim

Bookicon Об Обливионе
ID: 0002457E
Книга (Oblivion) 7
Вес: 1 Цена: 15 Gold Skyrim

Bookicon Об Обливионе
ID: BK_ONOBLIVION
Книга3
Вес: 3 Цена: 40 Gold Skyrim

Bookicon Об Обливионе
Книга(Daggerfall) 1
Вес: 2 Цена: 772 Gold Skyrim

Bookicon Об Обливионе
Есть изображение этого предмета?
Тогда загрузите его!

Об Обливионе (ориг. On Oblivion) — книга в нескольких играх серии The Elder Scrolls.
Elements-icon Обобщающая статья:  «Мориан Зенас».

Местонахождения Править

Morrowind Править

Oblivion Править

Skyrim Править

Online Править

Крепость Старого Калгона.

Текст Править

Об Обливионе
Мориан Зенас

Совершенно неверно, хотя и привычно, называть обитателей Обливиона «демонами». Эта традиция, возможно, восходит к Алессианским доктринам пророка Первой Эры Марука, который, что весьма забавно, сначала запретил «сделки с дэмонами», а потом не счёл нужным объяснить, кто же всё-таки такие эти «дэмоны».

Наиболее вероятно, что «дэмон» представляет собой искажение или этимологическое преобразование понятия «даэдра», древнеэльфийского слова, обозначавшего диковинных могущественных существ с неясной мотивацией, являвшихся из измерения Обливион. («Даэдра», в действительности, множественное число; единственное — «даэдрот».) В более позднем трактате скайримского короля Хейла Набожного, написанном почти тысячелетие спустя после публикации оригинальных Доктрин, интриги его политических оппонентов уподобляются «злокозненности демонов Обливиона… их порочность достойна самого Сангвина, они жестоки как Боэтия, расчётливы как Молаг Бал и безумны как Шеогорат». Таким образом, Хейл Набожный в своём писании даёт нам сведения о четырёх Лордах Даэдра.

Но письменные трактаты, в конечном счёте, не являются лучшим способом изучения Обливиона и населяющих его даэдра. Те же, кто всё-таки вступает в «сделки с дэмонами» редко желают делать этот факт достоянием общественности. Тем не менее, в литературе Первой Эры встречаются во множестве дневники, журналы, протоколы, повествующие о сожжениях ведьм, и руководства для «даэдроубийц». Их я и использовал в качестве основного исходного материала. Они заслуживают не меньшего доверия, чем слова лордов даэдра, которых я сам вызывал и с которыми вёл долгие беседы.

Очевидно, что Обливион это место, состоящее из многих земель — отсюда и множество имён, синонимичных Обливиону: Холодная Гавань, Трясина, Лунная Тень, и проч. Было бы корректно предположить, что в каждой из земель Обливиона правит свой принц. Принцы Даэдра, чьи имена встречаются вновь и вновь в древних текстах (хотя это нельзя считать непогрешимым тестом на их аутентичность и доказательством существования) это ранее упоминавшиеся Сангвин, Боэтия, Молаг Бал и Шеогорат, а также Азура, Мефала, Клавикус Вайл, Вермина, Малакат, Хермеус (или Хермеус, или Хормаус, или даже Херма — похоже, единой транскрипции не существует) Мора, Намира, Джиггалаг, Ноктюрнал, Мерунес Дагон и Периайт.

Судя по моему опыту, даэдра представляют собой весьма пёстрое множество. Почти невозможно как-либо характеризовать их как целое, если, конечно, не считать их безмерной мощи и склонности к экстремизму. Однако я попробую разбить их на несколько классов, исключительно в целях категоризации, которую так любят все учёные.

Мерунес Дагон, Молаг Бал, Периайт, Боэтия и Вернима относятся к самым «демоническим» по существу даэдра, в том смысле, что их сферы, похоже, разрушительны по своей природе. Другие даэдра могут, конечно, быть не менее грозными, но редко когда разрушение производится ради самого разрушения. Но и эти пятеро не одинаковы в своей деструктивности. Мерунес Дагон, кажется, предпочитает для вымещения ярости стихийные бедствия — землетрясения и вулканы, Молаг Бал использует других даэдра, а Боэтия вдохновляет смертных воинов. Стихия Периайта, кажется, эпидемии, а Вернимы — пытки.

Готовясь к следующему опусу этой серии, я намерен исследовать два вопроса, которые заинтриговали меня в самом начале моей карьеры даэдролога. Первый касается одного отдельного даэдрота, возможно, ещё одного Принца Даэдра, который упоминается во многих местах инкунабулы как Хирсин. Хирсина называют «Охотником Принцев» и «Отцом всех Зверолюдей», но я пока не нашёл никого, кто мог бы его вызвать. Другая и, возможно, более трудная задача, которую я перед собой поставил, заключается в изыскании практического способа перемещения простого смертного в Обливион. Моя философия всегда основывалась на том, что имеет смысл бояться лишь того, чего мы не понимаем. И с этой мыслью я когда-нибудь достигну своей цели.