ФЭНДОМ


Война Первого Совета — это религиозный конфликт Первой Эпохи между секулярными Домами Кимеров, Двемер и Дагот, и правоверными Домами Индорил, Редоран, Дрес, Хлаалу и Телванни. Первый Совет был первым все-Кимерским правительством, которое рухнуло из-за споров о заклинаниях и чарах, используемых Двемерами и объявленных нечестивыми остальными Домами.

Секулярные Дома, менее многочисленные, но политически и магически более развитые, поддержанные Нордлингами и Орками, привлеченными обещаниями земель и трофеев, первоначально воевали с большим успехом на севере Морровинда, и заняли большую часть земель, теперь объединяющих Редоран, Вварденфелл и Район Телванни. Правоверные Дома, сильно распыленные и плохо организованные, терпели поражение за поражением пока Неревар не был поставлен во главе всех отрядов и новобранцев.

Неревар обеспечил помощь кочевых варварских племен, и замыслил заставить противника принять бой у секулярной крепости Красная Гора в Вварденфелле. Секулярные силы проиграли в манёвре и были разгромлены с помощью разведчиков Эшлендеров. Выжившим пришлось укрыться в крепости Двемеров у Красной Горы.

После короткой осады, измена позволила Неревару и его войскам войти в крепость, где были убиты лидеры Секулярных Домов, и Неревар получил смертельную рану. За этим последовала всеобщая резня, и Дома Двемер и Дагот были истреблены. Неревар вскоре умер.

Согласно другой версии, рана Неревара не была смертельной, а погиб он в результате предательства своих помощников-трибунов, а Дом Двемер исчез в результате использования инструментов Кагренака. Достоверных сведений по поводу судьбы Дома нет.

Три помощника Неревара из Правоверных Домов, Вивек, Альмалексия и Сота Сил, смогли взять под контроль заново созванный Первый Совет, переименованный в Великий Совет Морроувинда, и постепенно стали богами-королями и бессмертными правителями Морроувинда, известными как Трибунал, или АЛЬМСИВИ.

После битвы на Красной горе Азура прокляла расу кимеров (вероятно, из-за предательства Трибуналом Неревара), от чего их золотая до этого кожа стала пепельной, а глаза окрасились в красный. Так появилась раса Данмеров.

Система Ану-Падомай в Войне Первого Совета Править

Возможная причина заинтересованности Азуры в уничтожении двемеров, Лорда Дагота и Трибунала заключается в их взглядах на возникновении Нирна и роли «богов» и смертных в этом событии.

В Нирне и смертные и Высшие Сущности являются «родственниками», так как все они происходят от видоизмененных магических эманаций Ану и Падомая и разнятся лишь в соотношении содержания этих начал в себе и «вместимостью». Двемеры, Дагот Ур и Трибунал нашли способ на некоторое время снимать ограничения этой самой «вместимости» благодаря подпитке от Сердца Лорхана. Вообще, для мира, в котором существует огромное количество артефактов, усиливающих магическую силу, в этом нет ничего сверхоригинального. Но Сердце — вещь особенная. Это не только магический артефакт — в первую очередь это предмет, равно содержащий в себе как Изменчивость (наследство Падомая), так и Устойчивость, которая не является наследством Ану: «В отличие от дэйдра, последовавших за ним, Лорхан не связан с Обливионом. Вместо того, он ассоциируется и с Устойчивостью, и с Изменением в их постоянном взаимодействии, что могло бы перекликаться с Серым-Быть-Может, но также допускает постоянство, которым можно насладиться.»

Таким образом все подпитывающиеся от Сердца сущности могут считаться стоящими на одной доске как с Аэдра, так и с Даэдра. Однако для объявления Азурой «крестового похода» против новых богов этого мало — в Нирне хватает всякого рода мелких божков, чье существование никого не заботит. Дело, скорее, в планах и взглядах этих новых богов.

Двемеры, в отличие от Трибунала и Дагот Ура, как известно, сами богами не стали. Объяснение, думаю, в том, что они понимали, что смертный с его природной ограниченностью вряд ли сможет использовать Сердце в полную силу. Но их технологические навыки позволили им создать Нумидиум — Медного Бога, который ограничений не имел. В принципе, этого уже довольно для тревоги среди «старых богов» (Аэдра и Даэдра). Двемеры были уничтожены кимерами, вдохновленными Азурой. Но какими были их планы в отношении Нумидиума? Вряд ли дружественными по отношению к той же Азуре и прочим, ей подобным. Однако точный ответ здесь можно дать, только рассмотрев планы Дагот Ура и Трибунала.

У этой четверки не было знаний об использовании Нумидиума, более того, Трибунал не мог использовать Нумидиум, так как это, вероятно, было бы их концом — кимеры, измученные Войной Первого Совета, уничтожили бы «предателей» основного лозунга этой войны — уничтожения «богохульства». Дагот Ур же просто не имел таковой возможности из-за длительного сна, в котором он и его последователи оказались после битвы под Красной Горой. Впрочем, очнувшись, он начал строительство второго Нумидиума, Акулахана. Зачем?

«Акулахан послужит трем целям. Во-первых, это будет вождь моих армий, которые освободят сначала Вварденфелл, потом Морроувинд, а потом, возможно, и весь Тамриэль. Во-вторых, он посеет и возделает божественную субстанцию, происходящую из Сердца. В-третьих, он послужит всем заметным знаменем и символом нашего дела — бросить вызов Империи, освободить смертных от древних суеверий, и восславить наш крестовый поход против богов.» Как мы видим, помимо сугубо военной цели (очистка Морроувинда и Империи от врагов новой религии), Акулахан должен был каким-то образом рассеивать эманации Сердца среди своих последователей, превращая их все в те же равные Аэдра и Даэдра сущности (или приближая к этому состоянию). С такой армией Дагот Ур и в самом деле мог бросить вызов властителям Нирна (что он, собственно, и собирался сделать). Я не склонен думать, что речь здесь шла лишь об уничтожении «конкурентов». Но для выяснения целей подобной войны следует перейти к Трибуналу, а точнее к учению Вивека о Башне.

«Что есть втулка Колеса? Мы есть втулка, Мундус имеет много имен. Мы сердце всего творения. Что это значит? Что нам беспокоиться? Лорхан создал это, и мы смогли получить плоды его творения. В действительности, и здесь есть секрет: втулка есть отражение своих создателей, круг внутри круга, лишь край легко увидеть. Стань в его потоке и задумайся. Взгляни на его сторону и увидишь «I». Это и есть Башня.»

Я не могу сказать, было ли это учение массово распространено между последователями Трибунала. Скорее всего нет, поскольку Вивек здесь по сути признает свою связь с Сердцем. Важно другое: похоже, что Вивек (как и двемеры с Даготом Уром) считает смертных прямыми наследниками и правопреемниками создателя Нирна. К войне за свои права он, однако, не призывает, то ли потому что считает, что всё и так идет как должно, то ли потому, что в отличие от своих предшественников и врагов выбрал путь малой крови, поглотив в итоге Азуру и оставшись единственным победителем.