ФЭНДОМ


Bookicon Бестиарий Гербейна: Автоматоны гномов
ID: 000ED60C
Book03
Вес: 1 Цена: 14 Gold Skyrim
Бестиарий Гербейна: Автоматоны гномов (ориг. Herbane's Bestiary: Automatons) — книга в игре The Elder Scrolls V: Skyrim.
Обобщающая статья: Бестиарий Гербейна

МестонахождениеПравить

ТекстПравить

9 день месяца Огня очага

Гномы вымерли много веков тому назад — возможно, и к лучшему. Какое это должно было бы быть отвратительное зрелище — мужчины и женщины, все с бородами, но ростом с десятилетнего ребёнка... С другой стороны, мы лишились возможности увидеть своими глазами всесокрушающий гнев богов, который обрушился на гномов и поглотил целую цивилизацию в одно мгновение, и ужаснуться его сверхъестественной мощи.

Останки гномьей цивилизации похоронены глубоко в недрах гор, привлекая учёных и воров со всего света, что словно падальщики слетаются в опустевшие подземные города, чтобы содрать с костей прошлого последние крохи древних знаний и извлечь на поверхность забытые сокровища. Но многие искатели приключений встречают в этих проклятых залах лишь смерть, ибо гномьи руины не отдают свои сокровища без боя.

Давным-давно, ещё ребёнком, я слышал рассказы о том, как сведущи были гномы в том, что касалось механизмов. У моего народа есть предание, что ещё до нашего появления в этом мире гномы подчинили себе силы земли и стали столь искусными механиками, что с помощью огня и молота вдыхали жизнь в сталь и бронзу, создавая механических слуг. Эти искусственные создания теперь несут свою службу в тёмных залах и коридорах, наполненных непрерывным скрежетом шестерёнок и шипением пара, готовые уничтожить тех, кто решил осквернить гномские святыни, словно мрачные стражи последних крупиц культуры, оставшихся от ныне мёртвой расы.

Вспоминаю, как я спустился во влажную тьму Мзулфта. Медленное шипение пара, скрип старых шестерёнок и грохот работающих механизмов эхом отдавались по мёртвому городу — звуки эти были способны посеять панику в сердце подавляющего большинства людей. Я слышал, как во тьме что-то движется, скользит по полу совсем рядом, но остаётся невидимым взору, и понимал, переступая через тела несчастных расхитителей могил и учёных, что во тьме этих залов обитают вовсе не крысы.

Небольшие механические пауки быстро окружают меня, оживают механизмы, встроенные в стены, разворачиваются большие сферы, являя передо мной металлических созданий с арбалетами вместо рук. Я не могу не изумиться великолепию машин, созданных с одной лишь целью — убивать. Сила моя в моём мече и щите, и я не боюсь этих искусственных созданий, ибо мне ведомо — в этих глубинах можно встретить гораздо более опасных существ. И действительно, пол начинает подрагивать от движений какого-то массивного существа, ступающего так твёрдо, словно оно передвигается на огромных поршнях — и вот оно выходит на свет. Топор в одной руке, молот — в другой, ростом с пятерых мужчин, весь из тусклой бронзы, с лицом, созданным по образу и подобию своих хозяев. Паровой центурион. Да, легенды не врут — передо мной страж, охраняющий величайшие сокровища гномов.

Мы сразились, и теперь я знаю, что гномы действительно исчезли бесследно — ибо грохот, с которым центурион нападал на меня, поднял бы мёртвых из могил. Он размахивал молотом и мечом с нечеловеческой силой и без передышек, одержимый лишь одной целью — убивать. Я уклонялся от его ударов, и они лишь бесплодно крушили стены, я нападал, пользуясь теми редкими моментами, когда он открывался для атаки — и так яростно мы сотрясали своды подземелья не один час. Я не мог принять мысли, что какой-то механизм возьмёт надо мной верх.

Обычный человек уже давно был бы мёртв, когда я наконец встал у искорёженного тела мёртвого автоматона, из которого, словно последний выдох, вырвался клуб пара. Я мог бы забрать артефакты гномов и ценные металлы, но оставил их нетронутыми. Мне не хотелось отвадить от себя удачу, ограбив мёртвых — а вдруг именно такую ошибку совершили бессчётное количество искателей приключений, бесславно завершивших свой путь?..

Я продолжу свои странствия по миру, и, возможно, когда-нибудь Гербейн встретит себе достойного противника — из известных мне нет никого, кто способен заставить меня трепетать.